«Сбер» предупредил о риске лишиться денег при обновлении приложений
Все новости
Твои люди, село!
23 Октября 2018, 14:00

Окрыленный родным краем – землей отцов

В 50-ые годы ушедшего столетия слово печати, радио в основе своей не расходилось с делами страны и рождало действительно бодрое настроение в общественной жизни, особенно в деревнях и селах. Известному сегодня читателям районки нашему внештатному корреспонденту Марату Абзалиловичу Сайфуллину 18 октября исполнилось 80 лет.

В 50-ые годы ушедшего столетия слово печати, радио в основе своей не расходилось с делами страны и рождало действительно бодрое настроение в общественной жизни, особенно в деревнях и селах. Известному сегодня читателям районки нашему внештатному корреспонденту Марату Абзалиловичу Сайфуллину 18 октября исполнилось 80 лет. А в те годы его, еще юного, материал из газеты интересовал, притягивал особенно. Он, один из бикбердинских подростков, старался понять смысл читаемого текста и уже внимательнее смотреть на привычный мир вокруг. Заметка в районке о комбайнере, почтальоне, учительнице, знакомых или не знакомых ему, удивляла и пробуждала желание рассказать – написать тоже в газету.
–В 1949-ом в разгар сенокоса 10-летние мальчуганы (повзрослее из них был Фарит Ильясов) вручную кидали ометы, и трудно было, набралось всего только 15 штук, не успевали за взрослыми. В один из дней повар не вышел кашеварить: кончились продукты. А время было такое, что люди не умирали подряд с голоду только потому, что на трудовых станах организовывали питание – это действительно было для оставшихся без отцов – мужей семей хорошей поддержкой.
Работники, немного еще поработав, чувствуя, что на голодный желудок дело не пойдет далеко, пошли с лугов по домам. А мы, ометчики, продолжали работать – без питания, – рассказывает Марат Абзалилович. – Три дня так терпели, не бросали дела… И вот тогда – у кого просить помощи?! – мне пришла мысль написать в газету. Написал, товарищи добавили, одобрили. Отправили Чулпана Ишмухаметова на велосипеде в редакцию районки. В тот же день корреспонденты с представителем райкома выехали в Бикберду – разобрались. Оказалось, бригадир заболел и не обеспечил пополнение продуктов на полевой стан. Вечером – бригадное собрание, выбрали нового бригадира, и на следующий день – все на субботник по сенокосу.
В 1956-ом получили первый после войны добрый урожай. Народ досыта наелся хлеба. И вот в Бикберде был маленький клуб (дом раскулаченного муллы), и клуб этот был на две деревни – еще и для Бурангулова. Колхоз полностью до потолка засыпал его овсом, забив двери и окна досками. Молодежи не осталось места для вечеринок. Я написал об этом в газету – и подействовало: приехали представители. За один день разрешили освободить клуб, и мы все убрали, привели его в порядок, – вспоминает далее Марат Абзалилович.
А еще уроки языка в школе сильно повлияли на интерес подростка. Отучившись в начальных классах у себя Верхней Бикберде, он пошел в 5-ый класс в Ургинке.
– Учеба давалась мне легко, и потому я особо не старался. По русскому языку нас учил Ахметбай Абдуллин. Как-то, закончив тему урока, он начал проверять, насколько мы усвоили материал. «Марат, вставай, переведи предложение «Беҙҙең ауыл тау артында урынлашҡан». «Наша деревня расположена за горой», – ответил я. Он сказал: «Молодец!», и поставил пятерку в журнал. Тогда у меня проснулось чувство азарта, и я начал стараться, учиться только на «отлично».
Пятерок стало больше, а во мне рос интерес к учебе. И росло желание описать, что я вижу, слышу, думаю. Дяде Ахметбаю я благодарен по сей день: его напутствием я закончил училище, техникум, институт, работал на ответственных постах. И сегодня, когда мне 80 лет, благодаря проснувшемуся тогда интересу к слову, а значит к общению с людьми, я веду работу председателя Совета ветеранов с. Тазларова, – далее рассказывает о прожитых годах юбиляр.
Бесспорно: труд и люди, окружающие подростка, формируют его… Сайфуллин все познавал – со своим развитым вниманием уже на детском опыте.
– Мне еще не было девяти лет, когда позвали на работу в сенокос. В деревне было две бригады: одна на сенокосе, другая – на строительстве. Я попал в работающую на ферме, в 22-х километрах от деревни, в местечке Асташ (Кырынбика) – оттуда я перевозил сено на бычках к ферме. В бригаде было 32 человека, из них – четверо бывших фронтовиков. Будили нас затемно. Узнать быка в темноте трудно, а запрягать его у меня не хватало сил: я делал это со слезами. Иногда помогал дядя Махмут, и я радовался этому. Ведь были постарше меня, из молодых, кто проходил мимо и смеялся…. Если рано поутру удавалось найти быка и запрячь его и парни при этом не съехидничают, то работа с 5 утра и до 9, а потом с 10 до 2-х дня и с 4 до 8 вечера для меня была счастьем, она воодушевляла. Скажу, и кормили хорошо. Около трех месяцев в стороне от дома работали мы, и я считал себя взрослым.
Мужчины в семье (отец, брат) в первую очередь влияют на взросление мальчишек.
В пору подростковую и начинающуюся юность их, как и для многих детей войны, не было рядом с Маратом: отец пропал без вести, а старший брат Амирхан, десантник, погиб в 1944-ом в Латвии…
– 9 мая 1945-го был ясный солнечный день, – продолжает Марат Абзалилович. Часов в 10 мы с Иреком, двоюродным братом – одногодкой, вышли играть. По улице ехал на лошади человек и, останавливаясь у каждого дома, сообщал о победе. Ирек воскликнул: «Ура, папа скоро вернется домой, завтра со стороны Исянгулова буду его встречать! Ты пойдешь со мной?» – спросил он, прыгая от радости. – «А мой папа не вернется, он погиб. Мы в декабре получили «черный конверт», – ответил я и заплакал. А он сказал: «Не плачь, моего отца на двоих хватит».
Отец его, Зарипов Сайфутдин, вернулся с войны 30 ноября 1945-го: воевал он против Квантунской армии, служил во Владивостоке. Так, Ирек вырос с отцом, а я без…
Раннее взросление, осознание своей ответственности как мужчины перед матерью, сестрами Сарой и Зайнаб, наверное, и укрепили в Марате Сайфуллине личностные качества: цельность и внимательность к людям. В общественных делах, и в трудовых кипел с юности. В апреле 1957-го Марат был комсоргом бикбердинской бригады. Как-то собрались в том маленьком клубе. Главной темой стал вопрос – построить своими силами новый клуб. Колхоз до этого заготовил для строительства маленькой, своей электростанции бревна.
– Мы решили: потерпим еще без электричества, а клуб выстроим из этого стройматериала. 26 комсомольцев проголосовали «за». Написали три протокола: для райкома, для колхоза и для себя. Наутро собрались: кто топор, кто пилу принес, работа закипела. Жители деревни поддержали нас. К 5 часам вечера сруб 6х15 м был готов. Подъехал на лошади председатель колхоза Мухамет Итбаев. Мы, сознаться, испугались – за стройматериал. Но он не стал ругать, а сказал: «Ребята, сцену сделайте побольше, размером 6х9 м, я это, как бывший завклуб, понимаю, а снаружи пристройте кинобудку».
Да, это было время, когда комсомольская организация была сильна: слово и решения ее были действенными. Я сам, в 1993 году, уже будучи председателем колхоза «Малая Сурень», часто вспоминал, как Мухамет агай не стал ругать за стройматериал, хотя мы тогда нарушили его серьезные планы…
В 15 лет Марат начал трудиться в родном колхозе им. Карла Маркса уже как член хозяйства. Выучившись на тракториста, он день и ночь в страдную пору пропадал на полях, в ремонтной мастерской. Старательного юношу правление колхоза направило на курсы бригадиров, а затем назначило учетчиком тракторной бригады. Активность и трудовая закалка, проявляемая с детских лет, помогли Марату выучиться в Белебеевском техникуме, а затем заочно в Башкирском сельскохозяйственном институте на инженера-механика. Выросший и возмужавший в родном краю, в трудных его буднях, уже специалистом, Марат Сайфуллин трудился на серьезных участках сельскохозяйственного – поистине – фронта, и всю жизнь – в родном стороне.
– Как-то второй секретарь райкома З. Гильмуллин, вызвав, сказал, что рекомендуют меня на место помощника управляющего по продаже в райсельхозтехнике. Я подумал, что райком знает свое дело, и ответил, что оправдаю доверие. Второй позвонил первому – Р. Махмудову: «Сайфуллин старательный, он будет исполнять и дело, и волю партии». На следующий день я вышел на работу.
С конца ноября 1979 года Марат Абзалилович был уже главным инженером колхоза имени Ленина, а в 1983 году избран его председателем. В общей сложности на этом трудовом участке он проработал 11 лет. Работы у руководителей хозяйств в ушедшее время было много. Поля, фермы…. – все дышало полнокровной жизнью. Кроме того, руководители хозяйств исполняли как депутаты сельсоветов и райсоветов наказы избирателей. Постарался Сайфуллин не подвести тех, кто поверил в его способности. При его активном участии были построены здания Сарабильской начальной школы, Бикбауской восьмилетней, Тазларовской средней школ, бикбердинского клуба; дороги Н. Сарабиль – Тазларово, Бикберда – Тазларово. Помогал он как депутат и с организацией праздников, встреч односельчан, открытия в Бикберде обелиска павшим воинам в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов.
– На пенсии тоже не ухожу от общественных дел. Горд, что непосредственно руководил строительством мечети в Бикберде, – отметил Марат Абзалилович.
В тяжелые годы кризиса 1990-х Сайфуллину, будучи директором райобъединения «Агропромхимия», приходилось заниматься не только прямыми обязанностями – повышением плодородия почв, но и, например, строительством дорог.
– Ладно, были уже в сельхозхимии два своих асфальтовых заводика, карьер для выработки щебенки. Ну а дорожники за выполнение их плана рассчитывались с нами товаром и ГСМ, – вспоминает он.
Вся деятельность его на серьезных участках, забота о людях – дало право общественности выдвинуть Сайфуллина на звание Почетного гражданина села Тазларова. Всегда в жизни родного края, проявление сыновней любви к нему – такой активности нужен был надежный тыл. И он у Сайфуллина был. Его спутница жизни Минслу Ахметгалеевна, медик по образованию, долгие годы работая заведующей ясли-садом, дома вела личное хозяйство и воспитывала детей. Такие жены – настоящая опора для мужей – руководителей.
Сын Венер – инженер сельского хозяйства. Дочь Лилия, педагог и юрист по образованию, живет в Нижнем Новгороде. Дочь Светлана сегодня рядом с родителями, ухаживает за ними в их старости. Конечно, есть и внуки – в совершенно новых днях, далеких от тех, в каких рос и мужал их дедушка…
Таков он, человек, один из тружеников района, наш товарищ по перу, любящий свою землю отцов горячо и окрыленно с юности. Мы спросили его:
– Марат Абзалилович, общаясь с Вами, понимаешь, к какому серьезному и глубоко дорожащему своим краем поколению ушедшего ХХ века Вы принадлежите. Спасибо Вам за это, за память об односельчанах-тружениках, о которых рассказали в своей замечательной книге, с яркими фотографиями «Земля предков – Тазларово». Скажите в осенний день своего прекрасного юбилея, что бы Вы пожелали для любимого края сегодня, что вернули бы из утраченного?
– Первое, нужна молодежная – комсомольская – организация: она воспитывает высокие идеалы, организовывает.
Второе, партия нужна одна в стране, не нужно этого шума, борьбы. Нужно четко действовать для улучшения жизни народа.
Третье, для деревни необходимо вернуть кооперативы, люди, молодые будут работать. Будет жить родной край.
– Спасибо за искренний ответ!
Мидхат Асылбаев. Фото из семейного архива ветерана.
Читайте нас в